Главная / Власть и самоуправление / «За умную голову»: тайное голосование-2017, взгляд изнутри

«За умную голову»: тайное голосование-2017, взгляд изнутри

Выборы главы Республики Карелия состоялись 10 сентября. Результаты давно известны, мнения высказаны, избранный глава приступает к исполнению полномочий в новом для себя статусе.

Карелия на этот раз отличилась низкой явкой, львиная доля избирателей проигнорировала один из важнейших демократических институтов. Мы пообщались с человеком, который в этот день «стоял на двух постах». Наша собеседница поработала наблюдателем на избирательном участке в школе № 4, а также проводила опрос в рамках экзитпола (exit poll с англ. — опрос на выходе). Публикуем её рассказ.

Опрос

Погода в этот день не удалась совсем. То и дело лил дождь, что крайне нежелательно, когда тебе нужно около пяти часов находиться на одном месте вне помещения. Опрос проводится в три этапа: первая смена начиналась за 10 минут до открытия избирательных участков, то есть в 7.50. Я работала в дневное время где-то с 12.20 до 17.30. Практика экзитполов пришла к нам с Запада и, как можно заметить, вполне прижилась. Заказчиком сбора предварительных данных является Центральная избирательная комиссия, и ты как бы на время становишься её представителем. Предварительно выдаются бейдж, где написано твоё имя, и направление на работу. Также сообщается, что полицейские о твоем присутствии возле избирательного участка знают, и формальных проблем не должно быть, если, разумеется, ты все делаешь по инструкции.

А инструкция такова: прежде чем приступить к работе, необходимо зарегистрироваться на участке, на выходе из которого ты будешь опрашивать избирателей. В моём случае это была Хелюльская школа. Председатель комиссии любезно поставила все галочки в необходимых местах, переписала мои паспортные данные и дала расписаться. После этого началась сама работа.

Eсть требования: ни в коем случае нельзя приставать с вопросами к тем, кто ещё только идёт сделать свой выбор, опрашиваются граждане, которые уже проголосовали, опрос ведётся на расстоянии 50 метров от выхода с участка, гражданам задаётся один вопрос: «Готовы ли Вы сообщить, за кого отдали свой голос?». Вопрос звучит после того, как вы представились и объяснили, почему, собственно, обращаетесь к человеку, который после голосования спешит по своим делам. Отказ от ответа принимается и фиксируется только в том случае, если человек вас выслушал и сказал, что не хочет раскрывать тайну голосования. В том случае, если он отмахнулся от вас, не обращая никакого внимания, ответ не засчитывается, так как установленный контакт отсутствует.

С утра и до 17.30 опрошенных насчитывалось около 300 человек. Те, кто соглашались дать ответ, в основном сообщали, что проголосовали за Артура Олеговича Парфенчикова. На втором месте по кандидатам шла Ирина Владимировна Петеляева.

Конфликтных ситуаций во время работы не возникало, хотя из всех опрашиваемых о том, что такое экзитпол, знали человек пять. Одна женщина подошла ко мне целенаправленно, сказав: «Да отмечай ты. Сама так же стояла». Один мужчина засыпал вопросами, так и не помню, ответил он в итоге мне или нет.

В основном, конечно, на избирательный участок шли люди старшего поколения. Некоторые из них удивлялись, почему нет музыки и пирожков. Удивлялась их удивлению и я, знающая об этом из учебников истории.

Работы было вполне достаточно. Однако вследствие низкой явки бывали перерывы и по 10, и по 20 минут. Стоя в дождевике с планшетом наперевес, я по университетской привычке решила записывать интересные ответы, дабы разбавить сухую статистику живыми фразами, и вот что получилось.

Одна пожилая женщина, долго меня рассматривая, ответила так: «Ну, вообще-то тайну из этого делать не собираюсь: за Олега Парфенчикова».

— А Вы за кого проголосовали? — спросила я у другой бабушки.

— Я? Я…ва моя фамилия, — растерянно ответила она… А я тут же объяснила, что никаких личных данных мне не нужно — нужен всего лишь ответ, да и то по желанию.

Аргументируя свое мнение, проголосовавшие за кандидата-фаворита женщины, сообщили следующее: «Почему? А потому что денег больше никому не дадут. А так хоть надежда есть». Каюсь, задавать вопрос «почему» не приветствуется, хотя чёткой инструкции на этот счет не было. Ну, разок можно, интересно же.

Голосовали всё-таки по-разному. И вуалировали свои ответы тоже достаточно находчиво: за самого лучшего кандидата, за прокурора, за умную голову, за молодых. Один мужчина очень весело шутил, что отдал свой голос за партию, популярную в Германии 30-х годов. Надеюсь, он всего лишь безобидный юморист.

Как я уже сказала, шли на выборы неохотно. Одна дама поделилась, что на выборы пришла только лишь потому, что пристыдил муж.

Два раза за смену нужно было звонить и сообщать результаты опроса. Подсчитывать голоса приходилось на улице. Благо, телефон оснащён калькулятором, а девушка, которая работала до меня, придумала удобную схему фиксации ответов и охотно ею поделилась, я справилась и с этим делом.

Наблюдатель

На свой избирательный участок я пришла около 20.30. Бегло оглядев зал, про себя отметила, что с урнами всё в порядке, на столах у членов комиссии порядок, секретарь и председатель потихоньку готовятся к закрытию участка и подсчёту голосов. Я отразила это в специальном дневнике, выданном в штабе.

В качестве наблюдателя в зале находилась ещё одна женщина, а также присутствовал кандидат в депутаты Совета Сортавальского городского поселения. В это время народ всё ещё подходил для голосования. Отдать свой гражданский долг пришёл и глава Сортавальского городского поселения Сергей Крупин. Задавать вопросы и фотографировать я не стала, всё-таки не в качестве журналиста присутствую. По сравнению с дневными показателями явка снизилась (если днём за час проходили до 60 человек, то вечером около 25), и где-то с 21.40 мы дожидались окончания времени голосования без единого избирателя. В целом по участку явка составила 23,7%, что ниже средних показателей по республике.

После того, как часы пробили 22.00, начался подсчёт голосов. Сначала считали и гасили (в этом случае отрезается левый нижний угол) неиспользованные бюллетени. Ох, и много же их осталось. Постепенно заполнялся протокол. Процесс подсчёта длился около двух часов, я покинула участок примерно в 23:50, получив на руки заверенные протоколы. Члены комиссии не спешили и несколько раз проверяли полученные результаты. Никаких нарушений мною замечено не было, работе никто не препятствовал. На нашем участке победу одержал Артур Парфенчиков.

Побывав внутри выборного процесса на низшей его ступени, с уверенностью могу сказать, что подтасовка результатов отсутствует. А оценочные суждения касаемо итогов оставлю при себе.

0

Оставить комментарий

Похожие записи:

Грабёж

Прокуратура г. Сортавала в Сортавальском городском суде поддержала государственное обвинение по уголовному делу в отношении 37-летнего местного жителя. Он признан…

Читать Далее

Чистую воду — сельским поселениям

Прокуратурой города проведена проверка деятельности водоснабжающей организации в части исполнения законодательства об обеспечении населения качественной питьевой водой. Установлено, что Территориальным…

Читать Далее