Каждое государство создаёт свою службу разведки и свою службу контрразведки. Один киногерой разъяснял: «Разведка ищет друзей, а контрразведка — врагов».

Мой отец Пётр Сидорович Рысик служил в советской армейской контрразведке. Домашние уважительно его называли Батя, учитывая белорусское слово «бацька». Он был начальником секретной части Особого отдела в/ч 05767.

Во время службы в Особом отделе Батя систематически ездил в командировки в Ленинград. Иногда нас (меня, моего брата и нашу маму) он брал с собой в город на Неве. Мы останавливались в неприметной казённой гостинице на улице Воинова (ныне Шпалерная), а отец уходил на службу в «Большой дом» по адресу: Литейный проспект, дом №4. Нам было известно, что в «Большом доме» располагалось Управление КГБ по Ленинграду, а Батя служил «секретчиком» в Ленинградском военном округе.

Особый отдел… Старожилы на улице Гагарина помнят неприметное двухэтажное деревянное строение в глубине двора, обнесённого зелёным забором, — тот старый домик и был охраняемым зданием Особого отдела. Охраняли объект солдаты Советской армии. Того домика теперь нет. Ныне на том месте находится здание Сортавальской налоговой инспекции.

А в том домике в цокольном этаже, который был ниже отметки пола кабинета начальника Особого отдела, находилось полноценное помещение сауны с водопроводом и туалетом. Нашим семейным банным днём была суббота. Субботний день был самым чистым, светлым и лучшим днём моего детства. Но, без сомнений, примечательно и поучительно другое: начальник Особого отдела приказал солдатам провести водопровод из подвала в его служебный кабинет, что и было выполнено. В кабинет начальника была заведена вода и сделан канализационный слив обратно в подвал. Батя однажды, будучи уже пенсионером, рассказал мне о том, что когда в кабинет приходил очередной посетитель — осведомитель, то начальник подавал тому для рукопожатия аж две руки. Посетитель что-то рассказывал. Кто-то рассказывал из идейных соображений, а кто-то — за тридцать гривенников. После ухода осведомителя начальник Особого отдела плевал в железную раковину и долго мыл руки с солдатским мылом. Служба.

Тот разговор возник невзначай. Было лето 1980 года. Я уже отслужил в армии. Батя уже был пенсионером. Мы с отцом шли из центра города к своей квартире на Советскую улицу, а у городского моста от Дома офицеров дорогу переходил огромный финн, назовём его Дядя Вилли, он в 1960-е часто играл на аккордеоне в пятом детском садике. Я поздоровался с финном. Финн мне ответил кивком головы, но встретившись взглядом с моим отцом, как будто, подпрыгнул, в прыжке развернулся и резко перебежал обратно, на другую сторону улицы. Батя на секунду остановился, улыбнулся, но дальше шёл молча. Лишь дома он проронил, что Дядя Вилли был финским шпионом, а мой отец присутствовал при его допросах. Тот Дядя Вилли во время войны был заброшен финнами в Беломорск, который в 1941-44 годах являлся временной столицей Карело-Финской ССР. А Дядя Вилли с помощью фонарика и радиостанции наводил финские самолёты для ночных бомбардировок важнейших объектов Беломорска, и был задержан советскими контрразведчиками, перевербован, а затем уже указывал финским лётчикам пустые поля для бомбометания.

Через какое-то время с помощью другого агента финны разоблачили предателя. После войны Дядя Вилли побывал за колючей проволокой, затем прибыл в город Сортавала, просился на работу на СМЛК, ему не разрешили. Он ходил со своим красным аккордеоном по детским садикам. Финн так и остался чужим для своих, не став своим среди нас.

Мне тот разговор с Батей вдруг вспомнился летом 2023 года. 31 июля 2023 года Секретарь Совета Безопасности России генерал армии Николай Патрушев провёл в Петрозаводске совещание по актуальным вопросам национальной безопасности.

«Коллективный Запад в течение длительного времени принимал меры для втягивания Финляндии в антироссийскую кампанию, в том числе с использованием надуманного «карельского вопроса», спекуляциями о якобы существующей российской угрозе. Членство Финляндии в НАТО значительно увеличивает протяжённость сухопутной границы Североатлантического альянса с нашей страной и создаёт новые угрозы национальной безопасности. В настоящее время политика финского руководства, подогреваемая их кураторами из Вашингтона, разрушает установившиеся после разгрома фашистской Германии добрососедские российско-финляндские отношения. Снова взят осознанный конфронтационный курс с нашей страной. Видимо, уроки недавнего прошлого не усвоены», — отметил Патрушев.

Патрушев напомнил, что «во время Второй мировой войны Запад уже использовал Финляндию в борьбе с нашей страной. Финские военнослужащие воевали на стороне гитлеровской Германии и отличились особой жестокостью. Только в Карелии ими были варварски убиты свыше 7 000 военнопленных и замучено в концлагерях более 8 000 мирных жителей».

Патрушев констатировал, что в Финляндии «активизировалась деятельность ультраправых организаций, требующих возвращения территорий, утраченных по итогам Второй мировой войны».

«В целях дестабилизации общественно-политической ситуации в Республике Карелия и провоцирования беспорядков зарубежными спецслужбами активизирована работа по стимулированию сепаратистских настроений, прежде всего среди молодёжи. В Карелии через социальные сети распространяются экстремистские призывы, информация о планах по созданию националистического батальона «Карелия», формируемого, в том числе, из граждан Финляндии. (…) Угрозы безопасности населению формируются также и вследствие диверсионно-террористических устремлений к региону зарубежных спецслужб. В Республике Карелия только за последние полгода пресечено 10 преступлений террористической направленности, планируемых западными и украинскими спецслужбами», — сообщил Николай Платонович Патрушев.

Нам, проживающим в Сортавальском и Лахденпохском районах Карелии, нужно помнить о притязаниях финнов на нашу землю.

Мне вспомнилась книга финского исследователя Хельге Сеппяля «Финляндия как оккупант в 1941-1944 годах». Сеппяля в составе финских формирований воевал против СССР, летом 1942 года был в оккупированном Петрозаводске, конвоировал русских пленных. Сеппяля рассказал:

«Летом 1942 года я служил в 9-й отдельной роте, которая была под литерой 6208. Тогда воинские подразделения упоминали только по номерам. Рота выполняла строительные и ремонтные работы в Петрозаводске. Я был на Онежском заводе отметчиком и охранником заключённых. В задачу входило принять утром группу заключённых у ворот и вечером доставить обратно. То есть моих полномочий хватало лишь до ворот.

Вид рабочих-заключённых был удручающим. В колонне по три стояли оборванные дети, женщины и старики. Позади, за рабочими, каждое утро дежурила четырёхколёсная телега со свежевыструганными гробами. По понедельникам их было особенно много.

Размер их колебался от неполного метра до двух, и были они искусно сделаны из сосновой доски. Перед входом витал удушливый запах смерти, это было голодное лето 1942 года».

Об интересах финских политиков Сеппяля поведал: «У политического и военного руководства Финляндии интерес к Восточной Карелии возрастал по мере приближения войны между Германией и Советским Союзом. Президент республики Ристо Рюти ещё до официальных переговоров с Германией, состоявшихся 25-26 мая 1941 года, уделял большое внимание вопросам, касающимся Восточной Карелии. По его инициативе была написана работа, на «научной основе» доказывающая немцам, что Восточная Карелия исторически принадлежала Финляндии, потому должна вновь присоединиться к ней. Заказанное Рюти «исследование» появилось очень быстро, осенью 1941 г. оно было напечатано в Берлине под названием «Жизненное пространство Финляндии».

Посол Финляндии в Берлине Т. Кивимяки просил президента Рюти сделать обоснование претензий Финляндии в отношении Восточной Карелии и Ингерманландии. Рюти поручил это профессору Ялмари Яакколе. А маршалу Маннергейму — составить предложения о приемлемой для Финляндии восточной границе».

Маннергейм… Эта фамилия периодически всплывала на поверхность из глубин истории при общении с Батей. Мой отец говорил, что Карл Густав Маннергейм хорошо знал русский язык, русскую историю и русских женщин. В мае 1892 года он женился на 20-летней Анастасии Николаевне Араповой, дочери московского обер-полицмейстера. Уже в апреле следующего 1893 года у четы родилась дочь Анастасия, а в июле 1895 года — дочь Софья. Среди близких знакомых барона Маннергейма были графиня Eлизавета Шувалова и балерина Тамара Карсавина. Маннергейм, бесспорно, был настоящим генералом Российской империи, входил в свиту русского императора.

Почему Маннергейм возненавидел русских? На этот вопрос однозначного ответа нет. Но факт остаётся фактом. Главнокомандующий финской армией Маннергейм 8 июля 1941 года издал приказ №132, 4-й пункт которого гласил: «Русское население задержать и отправлять в концлагеря».

Финский военный историк Хельге Сеппяля в своей книге пишет: «В организованных финнами концлагерях на ноябрь 1941 года было 11 166 человек. Они постоянно пополнялись, к концу 1941 года в концлагерях было уже 20 005 русских или прочих, неродственных финнам, более или менее, здоровых людей».

Финн Сеппяля констатирует факт: «Политика оккупационных властей была явно расистская, и для людей в начале оккупации имело большое значение, к какой касте их отнесут. Находящиеся на свободе люди подразделялись на национальных и ненациональных, что означало на родственные финнам народы и на русских».

Маннергейм санкционировал отправление русских в концлагеря, проводя расистскую политику.

Маннергейм бывал в городе Сортавала. Старожилы помнят, что в период СССР у нас функционировал Костно-туберкулёзный детский санаторий «Ладога». Батя мне рассказывал, что во время войны в тех помещениях был другой объект — финский центр радиотехнической разведки. Маршал Маннергейм наведывался в тот центр радиоперехвата и дешифровки. Местечко это финнами называлось Vaaliale (vaalit — выборы).

Советские контрразведчики знали, что во время войны финским оккупантам служило определённое количество жителей Карело-Финской ССР. Они служили финнам старостами в поселениях, служили в родственных батальонах, прислуживали.

Батя по-простому говорил о том, что когда Сталин только слегка вдарил каблуком сапога по деревянному полу в Кремле, финны сразу же выдали всех коллаборационистов, всех людей в СССР, которые сотрудничали с оккупационным финским режимом. Их выдали в виде военнопленных. Подтверждение этих слов можно найти в книге Сеппяля: «На основании требования Контрольной комиссии бойцам 3-городственного батальона 3 ноября (1944) финны объявили, что батальон перебрасывается на Наараярви, а весь его личный состав объявляют военнопленными. Действия финнов ошеломили и озлобили людей из батальона, ведь ранее их уже исключили из числа военнопленных. С горечью пишет об этом ныне гражданин Швеции ингерманландец Эйно Хански. Он обвиняет финнов в предательстве, совершенно не учитывая тогдашней ситуации и безграничной власти победителей».

В конце 1944 года финны боялись Сталина. Без жалости к вчерашним соплеменникам-националам, заботясь только о своём благополучии, финны вернули в Советский Союз почти всех ингерманландцев, военнопленных, беженцев, солдат родственных батальонов, за исключением малости единиц, которые смогли заплатить деньги финским рыбакам за перевоз через Ботнический залив в Швецию.

9 августа 2023 года военный лётчик Максим Кузьминов, вероятно, убив своих сослуживцев (штурмана и механика), угнал военный вертолёт Ми-8 и пересёк границу, присоединившись к неприятелю. СМИ сообщили, что за своё предательство лётчик-предатель получил денежное вознаграждение и убежище на Украине.

«Предатели всегда плохо заканчивают», -сказал однажды президент Путин.

Батя говорил: «Воевать против своих нельзя». И это слова истинные.

***
фото: Батя. 1960-е.

0

Оставить комментарий

Похожие записи:

«Маленький чемпион»

Детская олимпиада «Маленький чемпион» для семей с детьми в возрасте от 6 месяцев до 11 лет (включительно) пройдет в городе…

Читать Далее

Идём на «Взлёт»!

12 апреля в Социально-культурном молодёжном центре состоится ежегодный Региональный молодёжный форум «Взлёт». Организаторы приглашают старшеклассников и студентов, а также их…

Читать Далее