Главная / Дела и люди / О чем рассказывают письма с фронта

О чем рассказывают письма с фронта

…Мы бренны в этом мире под луной:

Жизнь — только миг, небытие — на веки,

Кружится во Вселенной шар земной,

Живут и исчезают человеки.

Чем дальше в истории становится событие, тем меньше о нем вспоминают. Но есть вехи, о которых не помнить нельзя, слишком значимы они для целого народа. Чтобы память наша не дала сбой, чтобы события предстали яркой картинкой, надо черпать информацию от людей, которые были свидетелями и участниками страшных военных лет.

С каждым годом тех, кто помнит Великую Отечественную войну так, как будто это было вчера, становится меньше и меньше. Тем не менее, спустя 75 лет, мы помним о 27 миллионах погибших, 27 миллионах не сбывшихся планов, судеб, надежд. Далекая война живет в памяти благодаря тем, кто сохранил старые фото, письма с фронта и тем, кто, проявляя неподдельный интерес к сохранению истории, не пиарясь, по крупицам собирает маленькие воспоминания из жизни простых людей, ковавших Победу, объединяя их в единое целое — Книгу памяти.

На телефонный звонок учительницы, той, что преподавала мне и моей дочери русский язык и литературу, ответила незамедлительно. Гера Васильевна Мукозобова никогда не звонит по пустякам. Коротко рассказывая о событии, не просит, не настаивает на публикации. С высоты своих лет и огромного жизненного опыта, она советуется и подталкивает к действию, по сути, даря новый материал для статей, — в этом для меня и для многих, кому посчастливилось быть ее учениками, она на все века самый лучший, современный педагог!

Очередной звонок стал приглашением к некому сотрудничеству: повествованию о судьбах тех, кто писал с фронтов Великой Отечественной войны и о тех, кто читал эти письма.

«Письмо с фронта» — так думается назвать цикл статей ко Дню защитника Отечества, к празднованию очередной годовщины Победы в Великой для нашего народа войне.

«Во первых строках моего письма спешу уведомить, что жив, и низко кланяюсь жене Eкатерине, детям Нине, Толе, Руфе, Боре, и мамаше и шурину Ивану Д., Eкатерине, Вале, Нине, дедушке и остальным родным. Я пока жив, здоров, того и вам желаю. Я только от вас получил письмо. Я это письмо пишу, нахожусь в отдыхе очень надоело. Надо спешить опять на передовую, возле фашистов гораздо веселей, потому что там можно уничтожать гадов. Я одет хорошо, обут тоже, сыт. Обо мне не беспокойтесь, а только о себе. Я не знаю, вы получаете пособие или нет. Будете писать, отпишитесь. Я сейчас 15 числа получу деньги. Вам пошлю опять сто рублей».

Читаю эти строки и понимаю — автор письма, датированного 16 декабря 1941 года, никого не забыл — обидеть было нельзя, ведь он глава семейства, он издалека пишет, помнит всех, думает о каждом.

Наши защитники в первые дни войны не верили, что будет она долгой, а потому пеклись о своем хозяйстве. Свидетельством тому могут стать следующие строки: «Хочу вот что написать. Может Полька нашу избу продаст обратно. Eсли не живет, покупай и напиши, как на счет коровы. Что вам говорят. Согласно квитанции, что они хотят выдать. Наверно, была ошибка, когда сдавали. Почему не спросишь? До свидания. Остаюсь жив-здоров известный Вам муж Алексей. Письма пишите по старому адресу».

А вот еще: » Во первых строках моего письма спешу уведомить… (и вновь обращение ко всем — Н.М.) . Писем пока от вас не получил. Как получил три первых сразу. Большая благодарность. Пишите сразу, как получите письмо. Ответа я очень жду. Ну, писать боле нечего. Остаюсь жив-здоров. Адрес мой — действующая армия, полевая почта 15, п/я 45. Краснознаменный полк, 1-я пулеметная рота. Алексей Мукозобов. Пишите, что нового в нашей местности.» — дата не видна, но четко читается: «Просмотрено военной цензурой 377».

Во всех следующих письмах Алексей настойчиво просит семью сообщить, как они живут, где находятся.

В письме от 7 марта 1942 года он пишет: «… Могу сообщить вам, что меня за боевые заслуги в партию приняли и в то же время повысили в военном звании. Сейчас выполняю должность командира помощника комвзвода. Служба легкая. Только проверяю пулеметы и все. Хорошего желаю Вам. Муж Ваш Алексей. Целую Вас».

Письма Алексея Филипповича, все, без исключения, написаны карандашом, так писали почти все фронтовики. Ни в одном из них ни слова о тяготах фронтовой службы. А какое уважение к жене: «…желаю Вам. Муж Ваш…».

Это было последнее письмо.

Уже 9 марта, буквально через два дня после него, Алексей Филиппович погиб. В его семью было направлено извещение о том, что А.Ф. Мукозобов пропал без вести. Возможно, это была надежда, что отец-муж-сын . еще жив, просто неизвестно где (в госпитале, у партизан, в плену — бывало и так — Н.М.). Все встало на свои места в конце войны — он не вернулся домой. Позже, когда были открыты некоторые военные архивы, и появилась возможность уточнить сведения о пропавших и погибших, в семью Анатолия, сына Алексея Мукозобова, в результате длительных поисков информации из Сортавальского Горвоенкомата и пришло извещение следующего содержания: «Красноармеец А.Ф. Мукозобов, уроженец Вологодской области Уломского района, деревни Б-Исток в боях за социалистическую родину, верный воинской присяге, проявив геройство и мужество, был убит 9 марта 1942 года. Похоронен: Ленинградская область, деревня Вологодская-Ямская слобода.» Было это в 1976 году.

Как вспоминает Гера Васильевна, муж ее, Анатолий Алексеевич, с мальчишеским азартом искал место захоронения отца. Eздили вместе, обошли все кладбища Ленинградской области, на последнем, близ Кировского завода, где установлен огромный камень, в память о том, что здесь были остановлены фашисты, нашли несколько могил согласно списку. Было две с данной датой захоронения. У Анатолия с собой имелось фото и цемент, сын хотел, чтобы могила отца А.Ф. Мукозобова, 1906 года рождения, участника Советско-финляндской войны, служившего до ВОВ в стрелковой охране Северной железной дороги и уволенного в связи с мобилизацией, не оставалась безликой. К первому памятнику керамическое фото лепилось плохо, в результате отпало. Смущенный Анатолий попробовал закрепить фото на втором памятнике, оно село сразу, показалось, что лицо на нем посветлело, даже повеселело. Решили — это знак. Радовались, что нашли, что могила, как и прочие безымянные, ухожена. Были уверены, сюда приведут внуков, а внуки правнуков.

Так и случилось.

…сущее, рожденное во мгле,

Неистребимо на пути к рассвету,

Иные поколенья на земле

Несут все дальше жизни эстафету.

Совет будущего городского музея ЖОО «Лада» предлагает жителям города приносить, сохранившиеся письма для публикаций и создания архива музея.

В статье использовано стихотворение Юрия Андропова

***
фото:

0

Оставить комментарий

Похожие записи:

МФЦ — в Сортавала

МФЦ по Лахденпохскому муниципальному району временно закрыт по техническим причинам. Ближайший офис предоставления государственных и муниципальных услуг находится в Сортавала…

Читать Далее

Права с признаками подделки

27 марта в 17:30 на 260 км автодороги А-121 «Сортавала» (г. Сортавала, Выборгское шоссе) сотрудниками Госавтоинспекции был остановлен водитель лесовоза…

Читать Далее