Главная / События и факты / Военная юность и горечь утрат

Военная юность и горечь утрат

Уходят от нас ветераны. 28 сентября в 20 часов 20 минут остановилось сердце Анастасии Марковны Терновых. 30 сентября пришли проводить Анастасию Марковну в последний путь родственники, близкие и все, кто знал её. Она очень любила людей, дом Анастасии Марковны всегда был открыт для гостей.

О судьбе ветерана рассказала её дочь Нина Николаевна Зиновьева, которая последние 20 лет ухаживала за больной матерью.

Родилась Анастасия 17 февраля 1927 года. Когда началась война, ей было 14 лет. Семья жила в деревне Никонова Сельга Тунгудского (ныне Беломорского) района. Отца, Марка Яковлевича Инкуева, призвали в армию в самом начале войны и отправили на фронт. Осенью 1944 года пришло извещение, что он пропал без вести. Имя отца занесено в Книгу памяти воинов, партизан, подпольщиков Карелии, погибших в годы Великой Отечественной войны.

Старшего брата Васю отправили в ФЗО в Рамое, а затем на флот в Североморск. В колхозе «Победа» остались женщины, старики, дети и несколько мужчин, которых не забрали на фронт по возрасту или из-за ранений, полученных на гражданской войне. Из семьи остались дед Яков Кузьмич, мама Палагея Андреевна, Анастасия и брат Гриша. Они с братом вставали рано утром и вместе с мамой шли на работу. Задания давали на двоих детей как на одного взрослого. Работали с утра до вечера на колхозных полях: пололи, окучивали, убирали картофель и корнеплоды.

В 1941 и 1942 годах пришлось работать на сенокосе. В памяти осталась тяжеленная тупая коса, изнуряющая усталость и постоянное чувство голода. Но норму-то на семью надо было выполнять. Спасибо, бригадир Иосиф Дмитриевич Инкуев давал детям послабление, иногда отпускал искупаться.

Осенью 1942 года вновь заработала школа в Сосновце, где Анастасия закончила седьмой класс. С учителем Сосновской школы Иваном Онуфриевичем Рожковым и Верой Георгевной Скляровой жизненные пути пересеклись потом в Питкяранта.

Когда Анастасия Марковна вернулась домой, её вызвали в сельсовет и уговорили принять руководство колхозными яслями. Так в 16 лет стала руководителем, а ещё снабженцем и воспитателем. В подчинении была няня Мария Яковлевна Ильченко и четырнадцать ребятишек. Ранние утренние подъёмы, заботы, чем накормить детей.

Голод был страшный. Картошку сдали в колхоз, паёк получали скудный. Дома свою норму отдавала брату. А в яслях не то что самой поесть, пальцем соскребала остатки каши со стенок кастрюли и давала его сосать самым крикливым деткам, чтобы хоть немного их успокоить. До сих пор снятся открытые рты плачущих от голода детей, в ушах стоит их рёв…

Когда предложили работу учётчика в земельном отделе, согласилась, не раздумывая. Походы по полям с раннего утра до вечера, сбор и обработка сведений о ходе сельхозработ, передача сводок в район — всё это и многое другое входило в обязанности. Однажды обвинили в саботаже за неверно переданные сведения по одному из колхозов. Вызвал к себе работник милиции, требовал сдать комсомольский билет, на что Анастасия Марковна ответила: «Не ты мне его давал, не тебе и сдам». За неё вступился руководитель районного земельного отдела Василий Васильевич Геккин. В послевоенные годы судьба вновь свела их: когда семья переехала в Питкярантский район, он был председателем поселкового Совета в Импилахти.

С ноября 1943 года работала на почте Тунгудской конторы связи, а в январе 1944 года по линии райкома комсомола направили в Загорскую киношколу. Сначала было очень тяжело, украли все продовольственные карточки и документы. Днём училась, а вечером чистила картошку, мыла посуду в столовой, чтобы хоть как-то прокормиться.

После окончания курсов стала киномехаником, потом бухгалтером, а потом и начальником райотдела Тунгудской кинофикации. Сама получала на станции коробки с фильмами, по графику ездила по колхозам с передвижной звуковой киноустановкой. Работала с мая 1944 по август 1946 год.

В июле 1944 года Анастасию зачислили бойцом в Тунгудский истребительный батальон посёлка Рамое, выдали личное оружие. Задачей батальона было не допустить противника к шлюзам Беломоро-Балтийского канала. Днем все работали, а ночью приходил посыльный и оповещал о срочном сборе. На сборном пункте получали винтовки, сухой паёк на два-три дня, который съедали за один присест на первом же привале. Стирая ноги до кровавых мозолей, из последних сил таща винтовку по земле, шли по лесу в поисках отряда противника.

С трудом укладывается в голове, как после ночных дозоров без отдыха и отгулов выходили эти люди утром на основную работу. В этих походах погибли Анна и Полина Ананьевы. Только тогда до Анастасии дошло, насколько велика опасность. А после войны все, и она тоже, участвовали в ночных рейдах по проверке домов, где предполагалось нахождение диверсантов.

Анастасия Марковна как и многие ветераны запомнила объявление об окончании войны. И каждый День Победы встречала со слезами на глазах, с мыслью о том, чтобы никогда дети, внуки и правнуки не испытали ужаса, который довелось пережить её поколению.

Спасибо работникам администрации Питкярантского городского поселения, которые сделали всё со своей стороны, что бы родные смогли без особых волокит предать тело ветерана земле.

***
фото:

0

Оставить комментарий

Похожие записи:

МФЦ — в Сортавала

МФЦ по Лахденпохскому муниципальному району временно закрыт по техническим причинам. Ближайший офис предоставления государственных и муниципальных услуг находится в Сортавала…

Читать Далее

Права с признаками подделки

27 марта в 17:30 на 260 км автодороги А-121 «Сортавала» (г. Сортавала, Выборгское шоссе) сотрудниками Госавтоинспекции был остановлен водитель лесовоза…

Читать Далее