Главная / Дела и люди / Обет Богу

Обет Богу

В республиканской больнице у Марты обнаружили опухоль головного мозга, которая была величиной уже с грецкий орех. Требовалась срочная операция!

Опытный седой нейрохирург, оставшись наедине с мужем её, Леонидом, честно сказал ему, что болезнь развивается стремительно и практически нет шансов спасти больную. Завершая приём, врач дал необычный совет, видимо, чтобы как-то утешить его: «Вы, голубчик, помолитесь Богу о выздоровлении жены. Молитесь, как умеете. Молитва, говорят, горы двигает!»

«Eсли Марты не станет, то и мне незачем жить», — печально подумал Миронов.

В родном городке Марте предстояло срочно сдать анализы в поликлинику и собрать справки.

Леонид Миронов себя к верующим людям никогда не причислял, молиться вообще не умел. Правда, во взрослом уже возрасте, уступив горячей просьбе своей набожной бабушки, он даже окрестился в православной церкви. На этом путь к Богу и закончился. Просто в жизни его и так всё складывалось вполне благополучно: в храм ходить, считал он, нужды нет.

Марта стала первой и единственной его любовью. Сразу после службы в армии Лёня познакомился с ней на городской танцплощадке. С первого взгляда влюбился в симпатичную девушку с длинной русой косой и кроткими зелёными глазами. Статный добродушный парень тоже приглянулся ей. Вскоре они поженились. В положенный срок родилась дочка Лиза.

Шёл год за годом. Жизнь Мироновых протекала в мире, любви и согласии. Леониду легко жилось с покладистой женой. Дом их был полная чаша.

Eлизавета уже заканчивала в столичном городе университет, когда её мать серьезно заболела.

…По возвращении домой из республиканской больницы утомлённая Марта, едва выпив чаю, уснула. Миронов вышел на балкон.

Стоял майский тёплый вечер. Солнечные косые лучи озаряли дома и деревья. В липовой аллее заливались трелями птахи.

Мужчина, погружённый в тяжёлые мысли, ничего не замечал вокруг. Всё, что недавно так увлекало его: работа, дача, рыбалка, новая машина — забылось напрочь. Волновало только одно: как спасти Марту. Им было всего по сорока одному году и, казалось, впереди у супругов — целая вечность!

Их пятиэтажный дом располагался на тихом перекрёстке. С балкона верхнего этажа как на ладони была видна старинная белокаменная православная церковь со встроенной высокой колокольней, с золочёными крестами на маковке, она размещалась неподалеку. Миронов, как уже упоминалось, так и не проторил туда дорогу.

Леонид задумчиво глядел на величественное церковное сооружение. Храм сейчас показался ему большим, надёжным кораблём, плывущим по бурному житейскому морю. Он внезапно вспомнил о необычайном совете нейрохирурга — молиться за больную жену. В этот момент будто внезапная вспышка озарила сознание: вся его жизнь вдруг предстала в ином свете. Словно он был слеп и теперь прозрел!

Отчётливо всплыла в памяти картинка: в отрочестве — это было в советскую эпоху, на Пасху — он вместе с другими юными озорниками оседлал церковную ограду. И стал бросать сырые куриные яйца в верующих, совершающих праздничный крестный ход вокруг храма. Метким броском угодил в плечо пожилому священнику. Тот, обернувшись, взглянул на Лёню… с какой-то жалостью (так глядят на тяжко больных) и, вместе с тем, с глубочайшей любовью. Этот его любящий испытующий взгляд, казалось, проник в самое сердце паренька: он, смутившись, спрыгнул на землю и убежал прочь.

Припомнилось и другое: во время армейской службы «старики» измывались над новобранцем, прозванным «Иисусиком» за то, что тот носил крестик на груди, а он, Лёня, тайно жалея юношу-страдальца, так ни разу не заступился за него! Паренёк мужественно сносил насмешки, всяческие укоры и поношения от сослуживцев, даже однажды вытерпел «тёмную», устроенную ими в туалете, но не подчинился их требованиям и креста не снял с себя. Наконец, «старики» оставили упрямца «Иисусика» в покое.

Eщё в уме Леонида всплыло, как часто он журил жену за посещение храма, считая её веру в Бога какой-то блажью. В самом деле, ему было совершенно невдомёк, зачем требовалось тратить время на богослужения, если многие семьи без этого обходились, живя вполне благополучно и счастливо. Ко всему, он укорял её и за помощь старушкам и нищим: она одаривала их продуктами и одеждой.

В памяти мужчины воскрешались особые жизненные ситуации, когда он проявлял самые неприглядные качества своего характера: чёрствость, равнодушие, самолюбие и даже трусость.

Миронов, не отводя взгляда от церковных золоченых крестов, вдруг прошептал: «Господи, если ты существуешь, прости меня, глупого и грешного».

Он, будто увлекаемый неведомой силой, преклонил колени. В груди было тесно, больно — страдание переполняло всё его существо. Леонид безудержно заплакал, как дитя, по лицу его градом покатились слезы. Он стал неумело креститься и. молиться. Шептал: «Бог, прошу Тебя, возьми мою жизнь, но спаси Марту!» На разные лады повторял свою мольбу.

Молился долго. Слова лились из самой глубины души — страстные, горячие и, вместе с тем, смиренные. Миронов всё просил и просил невидимого и всемогущего Господа Бога внять его мольбе и принять жертву — его жизнь, искренне полагая, что на этом свете он получил уже сполна, преизбыточно. А Марте следовало жить!

Небо уже озарилось предзакатным светом: на город опустилась белая ночь. Миронов, испытывая внутреннюю опустошённость от своих горючих слез и горячих молений, поднялся с колен и низко поклонился в сторону храма.

…Через считанные дни Марта легла под скальпель нейрохирурга. Леонид стоял в укромном углу больничного коридора и неистово молился.

Чудесным образом операция прошла успешно. Вскоре пациентку перевели из реанимации в общую палату. Eё здоровье пошло на поправку.

…Однажды Леонид признался уже выздоровевшей и окрепшей жене: «Я дал обещание Богу — умереть вместо тебя». Марта сразу, с полуслова, всё поняла. Смирилась с волей Божией. И они стали жить, как в раю. Что называется, с чистого листа.

Супруги успели справить свадьбу дочери: муж ей попался стоящий, надёжный, на все руки мастер. С таким Eлизавета не пропадёт!

Но вот пришел судьбоносный час: Миронов неожиданно слёг в постель и больше не вставал. Врачи признали его неизлечимо больным. Приглашённый священник соборовал и исповедовал умирающего Леонида. Приняв Святых Даров, Миронов тихо отошел ко Господу.

…Миновали годы. В столице страны и северном городке родные и близкие — взрослые и дети — до сих пор усердно молятся за упокой души усопшего раба Божиего Леонида.

***
фото:

0

Оставить комментарий

Похожие записи: