Главная / Правопорядок / Мобильная воровка или клептоманка?

Мобильная воровка или клептоманка?

Судебные разбирательства как маркер нашего общества иногда подкидывают вроде бы разные сюжеты, но сопоставляя их вместе, приходишь к интересным выводам и размышлениям.

Взять хотя бы эти два судебных процесса. Один произошел в Сортавала, другой — в Лахденпохья. Между собой они официально не связаны. Но фигурантка обоих судов одна. И причина появления на скамье подсудимых одна — кражи мобильных телефонов. Ознакомившись с делами, невольно начинаешь думать: зачем совершать такие глупые и непродуманные поступки, с какой целью? Может, это всё-таки не кражи, а болезненное состояние психики человека — клептомания? И тогда не судить надо, а лечить.

Окунемся в хронологию событий.

Сортавала

В первые дни октября этого года в Сортавальском городском суде рассматривалось дело о краже мобильного телефона.

На скамье подсудимых молодая девушка, не замужем, но уже с малым ребёночком. Зовут барышню Надя (имя изменено, — прим. ред.). Обвиняется она в краже мобильного телефона, оставленного посетителем в примерочной. Владелица телефона, а ныне потерпевшая, оставила аппарат по забывчивости, когда примеряла возможные покупки. С похищенной «трубкой» Надя с места преступления скрылась, распорядилась им по своему усмотрению, причинив потерпевшей значительный материальный ущерб в размере стоимости телефона — более 6 тысяч рублей.

Когда пропажа была обнаружена, последовало заявление в правоохранительные органы. Те возбудили уголовное дело о краже, квалифицировав произошедшее как укладывающееся в пункт «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ, и довели его до судебного разбирательства. Но к этому времени Надежда уже осознала, какое будущее ей грозит, и предприняла ряд превентивных действий. Она нашла возможность возместить стоимость похищенного телефона (вероятно, он к тому времени уже был давно перепродан других лицам). Тем самым, она, выражаясь юридическим языком, загладила вину перед потерпевшей и примирилась с ней.

К суду стороны подошли вполне в мирном состоянии. По заявлению потерпевшей и ходатайству обвиняемой было проведено предварительное заседание, на котором перед судом был поставлен вопрос о прекращении уголовного дела за примирением сторон. Все стороны процесса поддержали ходатайство о прекращении судебного процесса, и судья сортавальского городского суда Андрей Владимирович Михеев с этим согласился (ст. 25 УПК РФ: суд вправе на основании заявления потерпевшего или его законного представителя прекратить уголовное дело в отношении лица обвиняемого в совершении преступления небольшой или средней тяжести; ст. 76 УК РФ: от уголовной ответственности может быть освобождено лицо, впервые совершившее преступление небольшой или средней тяжести, если оно примирилось с потерпевшим и загладило причинённый потерпевшему вред). Обвиняемая Надежда в суде подтвердила своё ходатайство о прекращении уголовного дела в связи с примирением сторон, но это не стало реабилитирующим основанием.

Участники процесса даже и не подозревали, что спустя всего неделю Надежда в качестве обвиняемой по хищению мобильников вновь войдёт в судебный процесс соседнего района Карелии.

Лахденпохья

Здесь уже деяние было тяжелей — часть вторая статьи 160: присвоение или растрата с причинением крупного ущерба.

С начала марта по конец апреля этого года Надежда работала в салоне связи города Лахденпохья по ученическому договору. Как полагает следствие, она за время работы она присвоила мобильный телефон Xiaomi Redmi Note 8T стоимостью 10 800 рублей, мобильный телефон «Samsung А307» стоимостью 10 260 рублей и несколько аксессуаров к мобильным телефонам. Завладев похищенным имуществом и денежными средствами, Надежда с места преступления скрылась и распорядилась телефонами по своему усмотрению. Похищенное имущество владелец оценил на общую сумму 21 950 рублей. Кроме того он заявил, что из кассы пропали денежные средства в сумме 12 тысяч 177 рублей 58 копеек. Таким образом, материальный ущерб достиг 34 127 рублей 58 копеек.

В судебном заседании Надежда свою вину в совершении преступления признала полностью, согласилась с предъявленным обвинением. Она попросила суд рассмотреть уголовное дело в особом порядке без проведения судебного разбирательства, последствия принятого решения понимала, приняла его добровольно после консультации с защитником. Все стороны процесса не возражали против рассмотрения дела в особом порядке.

Решая вопрос о виде и размере наказания, судья Лахденпохского районного суда А.А. Лёвкин был поставлен в непростую ситуацию: обвиняемая совершила преступление средней тяжести, но ущерб не возместила (отягчающее обстоятельство). Смягчающих обстоятельств был целый набор: малолетний сын, отсутствие супруга и постоянного места работы у обвиняемой, тяжёлое состояние здоровья отца, и, самое главное — беременность Надежды.

В соответствии с положениями ч. 4 ст. 49, ч. 5 ст. 50, ч. 7 ст. 53.1 УК РФ судом не применяет наказание в виде обязательных исправительных (принудительных) работ в связи с беременностью подсудимой, штраф суд не назначает, учитывая материальное положение подсудимой (отсутствие постоянного источника дохода, наличие на иждивении малолетнего ребенка). На этом основании суд посчитал возможным оставить подсудимую на свободе и назначить ей условное наказание. Однако в соответствии с ч. 5 ст. 73 УК РФ суд возложил на подсудимую обязанность, которая будет способствовать её исправлению — не менять постоянного места жительства без уведомления специализированного государственного органа, осуществляющего контроль за условно осуждёнными.

В окончательном итоге приговор звучал так: признать Надежду виновной в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 160 УК РФ и назначить ей наказание в виде лишения свободы сроком на один год. В силу ст. 73 УК РФ назначенное наказание считать условным с испытательным сроком шесть месяцев, обязав Надежду не менять постоянного места жительства без уведомления специализированного государственного органа, осуществляющего контроль за условно осуждёнными.

Пожалуй, это всё-таки не клептомания. (от др.-греч. — воровать, и — мания) — болезненное влечение к совершению краж. Согласно одному из руководств по психическим расстройствам клептомания характеризуется повторяющейся неспособностью человека преодолеть тягу совершить кражу предмета, не являющегося для крадущего необходимым и не имеющего для него значимой материальной ценности. Ключевое выражение тут — «не имеющего для него значимой материальной ценности». Увы, для гражданки телефоны имели значимую материальную ценность. Поэтому, не клептоманка, но мобильная воровка.

***
фото:

0

Оставить комментарий

Похожие записи:

«Lakka»: секрет успеха -солод и морошка

Каждый год в городе Сортавала, на живописном побережье Ладожского озера проводится самый вкусный республиканский фестиваль, посвященный традиционному блюду карельской кухни…

Читать Далее

Больше молока, больше ягод и все свое: как развивают Приладожье

Западные санкции не остановили развитие Питкярантского и Олонецкого районов. Предприятия налаживают новые пути для экспорта, тесно сотрудничают с отечественными партнерами…

Читать Далее