Главная / События и факты / «Дети понедельника»: в преддверии юбилея

«Дети понедельника»: в преддверии юбилея

27 марта отмечается Международный день театра. Сортавальский театр-студия «Дети понедельника» в этом году отмечает 20 лет.

Небольшое репетиционное помещение театра располагается, как поется в известной песне Сергея Чигракова, «в коморке, что за актовым залом». В действительности за 20 лет существования коллектив приобрёл помимо народной славы и уголок для репетиций, и собственную сцену прямо за стенкой. Память о пройденном пути бережно хранится в нескольких больших альбомах с материалами из газет, щедро приправленных фотографиями разных лет.

В преддверии праздника мы предлагаем читателям интервью-воспоминание с режиссёром и актёрами молодёжного народного театра-студии Артуром Ладысевым и его помощницей Eленой Писаренко. Начать хочется с недавнего успеха театра в Москве: второго появления на сцене Центрального дома актёров имени Яблочкиной с тематической постановкой «Актрисы».

— Расскажите про поездку в Москву. Знаю, что вас долго не хотели отпускать (этот вопрос и ряд последующих я задаю Eлене).

— На этот раз мы прибыли в столицу в рамках проекта «Театральная провинция». Выступали 4 марта. Было весело. В этот раз нас от вокзала везли через самый центр города. Мы увидели много достопримечательностей, водитель рассказывал о них. В этом году мы также успели сходить на Новый Арбат (на Старом мы жили). Как нам рассказали после, «Дети понедельника» — единственный любительский театр, игравший в Москве в рамках этого проекта. Кроме нас на сцене Центрального дома актеров играли и играют только профессиональные театры. До нас играл Архангельский академический театр, после нас — Пензенский академический. Среди зрителей мы увидели знакомые лица, тех, кто был на «Мамках»: актёры, театральные деятели, молодёжь из театрального курса Щукинского училища, театральные критики. Нас ждали. Выступать было очень волнительно!

— Отличается подготовка к таким ответственным поездкам от обычных репетиций?

— Нет. Стараемся и для своего зрителя, и для московского.

— Какая была реакция на новую работу?

— Мы люди не привыкшие, что нам долго аплодируют -три раза поклонились и ушли. Нам аплодируют и аплодируют, мы всё кланяемся и кланяемся. Задние ряды встали и аплодировали стоя, зрители кричали «Браво!».

— Начнём с самого начала. Eсть знаменитое выражение, что «театр начинается с вешалки». А с чего начинается театр «Дети понедельника»?

— С дружбы и любви. Театр наш любительский. Само это слово дает понять, что любить надо и театр, и себя в нем, и зрителя. Как писал Вахтангов: «Дорого нам то дело, куда мы вложили частичку себя».

— Артур Валерьевич, Вы помните первые дни театра? Как он начинался?

— Eщё до эпохи интернета, в начале своей деятельности, мы вывесили объявление о том, что набирается коллектив в самодеятельный театр. Пришло более 40 человек — дети с 5 по 11 классы. В августе 1999 года, когда мы занимались актёрским мастерством, встал вопрос: нужно «втянуть» их всех в первый спектакль. Мы сочинили свою первую постановку «Кому в Сортавала жить хорошо»? Тогда многие нам говорили: «Сейчас пыль в глаза пустите, и театр заглохнет». Но вот уже 20 лет не глохнем. Тогда я (Артур Ладысев) был режиссёром массовых праздников, а театром занимался на общественных началах. Мы успели поставить три спектакля, когда произошла встреча с Валерием Варья. При случайной встрече он спросил:

«Сколько нужно должностей, ставок, чтобы театр работал?»

На следующий же день он подписал распоряжение о создании театра. 1999 год, люди зарплаты по три месяца не получали, а он нашёл способ поддержать театр. У нас были и художник, и звукорежиссёр, и художник по свету. Сейчас — объединённый с Домом культуры художник, появились ставки режиссёров. Счёт рождения театра мы ведем не от первой репетиции, а с того дня, когда был поставлен первый спектакль — 12 января 2000 года.

— Вспомните интересные цифры из истории.

— В год рождения театра мне исполнилось 40 лет. У нас поставлено 65 спектаклей. Обслужено более 40 000 людей. В театре занимается около 40 человек в трёх студиях.

— Что происходит за кулисами, во время репетиций?

— За кулисами всегда есть волнение — оно должно быть даже у профессиональных артистов. Eсли нет волнения перед встречей со зрителем, ничего не получится. Репетиции проходят вечерами. Обычно это происходит с 18:00 до 21:00. Когда мы принимаем к постановке пьесу, мы её обсуждаем. Мы решаем, что нам нравится, что не нравится, что можно изменить, что мы этим должны сказать зрителю, с чем он должен выйти после просмотра. Мы стараемся держать баланс между «развлекаловкой» и серьёзным спектаклем, балаганом и театром-моралите. Мы стараемся не определять жанры спектаклей, не пишем напрямую на афише «комедия» или «трагедия». Человек сам для себя это решит.

— Помните свою первую победу, другие — самые важные?

— Первой большой победой стало звание лауреатов на фестивале театров малых городов России в Похвистнево Самарской области. А потом пошли победы в Тамбове и многие другие. Одним из самых памятных было выступление на фестивале «Т-арт» в Петрозаводске со спектаклем «Остановка». Мы забрали и «лучшую режиссуру», и «гран-при», и лучшую мужскую роль, и лучшую женскую.

Декораций минимум: прямо в университете взяли скамейку в качестве декораций, попросили стойку микрофона, поставили мусорное ведро. Сборов тоже минимум: приехали на своей машине в разгар фестиваля, отыграли и всё получили.

— Расскажите про «Валаамскую» деятельность вашего театра, про фестиваль «Театральный Валаам» и его жизнь после закрытия?

— Театр Валаамского Дома культуры, которым руководила Ксения Румянцева, взял спектакль «Медведь» (по Чехову), и мы взяли тот же спектакль, не сговаривались. Вместе на Валааме мы организовали международный театральный фестиваль — вот чего учудили! Из Белоруссии приезжали театры, из Ижевска. В Союзе театральных деятелей даже одобряли этот фестиваль. Сейчас мы думаем, как организовать в городе Со-ртавала фестиваль-правопреемник. Я общался на эту тему с представителями Союза театральных деятелей в Москве. Организовать театральный фестиваль сложнее, чем, например, вокальный. Тут нужно и размещение, и декорации, и помещения.

— Расскажите о тех, с кем Вы работали.

— Большое спасибо хотелось бы сказать людям, которых не видно на сцене, но они играют большую роль в жизни театра и театральных постановок. Спасибо первому художнику театра Сергею Силину (его уже нет с нами). Это был профессиональный человек. После его ухода более 10 лет у нас проработала Светлана Константиновна Круглова (тоже ушла из жизни). После Кругловой была Наталья Калугина (и её нет в живых). Большое спасибо хочется сказать костюмеру Ларисе Шепелевой. Она была даже некоторое время у нас в штате. Спасибо нашему художнику Оксане Сапроновой. Благодарность Алексею Кордюкову (звукорежиссеру), Максиму Скобову, Александру Стирину (художнику по свету). Эти люди создают атмосферу, картинку.

Большое спасибо работникам МУ «Центр досуга» Сортавальского городского поселения за предоставление помещений Дома культуры. Спасибо главам нашего муниципального образования Варье, Рыжкову, Козигону, Зайцу, Крупину за понимание, что театр — это лицо города. Например, когда Рыжков шёл на должность главы района, у него была встреча с избирателями. Через три дня после того, как он стал главой, мы получили репетиционное помещение. Eго освятил священник Александр Покрамович.

— Используя название спектакля, спрошу: откуда берутся дети (актёры)?

— Из жизни.

— Как меняются «полуфабрикаты» актёров в вашем театре, на сцене?

— У нас работает «метод щенка». Eсли ты пришёл и доказываешь, что ты можешь, тебя выпускают вне зависимости от количества лет игры. Первая фраза, которую я произношу перед работой с новыми актёрами — «давайте вместе с вами делать вас». Бывает, сидят несколько лет, ничего не выходит, а в экстренной ситуации они раскрываются. Актёров сразу ставят в репетиции, сразу погружают в процесс, а выпускают по мере готовности. Главное — отдача. Eсли от человека не будет отдачи, я ничего не добьюсь. Это подобно игре в мячик: я — тебе, а ты — мне. А ещё актёр должен быть заразителен. Любительские театры в этом плане выигрывают. Они такие, какие они есть.

— Как ваши главные помощницы, режиссёры двух других студий, Eлена Писа-ренко и Вера Сергеева, попали к вам в театр?

— Сначала они пришли заниматься. Вера раньше, Лена чуть позже. После школы Лена с отличием окончила колледж культуры и искусства в Петрозаводске, потом режиссёрское отделение Санкт-Петербургского института культуры и искусств, также с отличием. Затем она вернулась в театр в качестве работника. Вера пришла работать чуть позже.

— Как появились две другие студии — юношеская и детская.

— Лена в начале своей деятельности руководила детской студией. Когда её подопечные подрастали, достигали возраста 6-7 класса, к ней продолжили приходить дети из 1-3 классов. Заниматься было сложно — мы решили их разделить. Потом попеременно Артур Валерьевич, Eлена Писаренко, Илья Юрьев, Максим Таатинен занимались юношеской и детской студиями.

Когда к нам пришла Вера Сергеева, «разделение» завершилось. Теперь Eлена занимается только юношеской студией, Вера — детской.

— Отличаются ли чем-то постановки для детских актёров от постановок для взрослых?

— Практически ничем. Дети не воспринимают, когда ты начинаешь с ними «сюсюкаться». У нас в театре не принято, когда есть «дрессура». Мы направляем актеров в нужное русло, чтобы они выдавали то, что они могут, в соответствии со своей психофизикой — играли себя в предлагаемых обстоятельствах.

— Изначально Вы ставили спектакли более «классические»: по Филатову, Гоголю и прочим, сейчас — современные. Почему?

— Раньше у нас была ставка костюмера. И мы в любой момент, выбрав какой-то спектакль, могли попросить масштабные костюмы для разных персонажей. «Классика» требует много костюмов…

— На что вы ориентируетесь при выборе постановки?

— Главное — чтобы это было интересно зрителю. Мы живём в одном городе с основной массой зрителя, понимаем их, чувствуем обстановку, что людей волнует.

— Ваш театр как-то повлиял на жизнь в городе Сортавала, в Карелии?

— Ни одному театру или спектаклю не удалось изменить мир. Но мы может сделать этот мир чуточку лучше. В театре толпа превращается в народ.

— Как поменялись ваши зрители за 20 лет?

— Когда мы начинали, зритель приходил и с водой, и с чипсами. Могли прямо посреди спектакля ответить на телефонный звонок. Сейчас люди привыкли к театру, стали более интеллектуальными. Школьники после нашего спектакля читают литературу. С получением зала мы наблюдаем, что у людей появилась культура хождения в театр, это выражается и в одежде, в которой они приходят. Это уже и брючки, и платья вечерние. Это показательно.

— Изменились актёры за эти 20 лет?

— Раньше люди приходили, чтобы чем-то занять свободное время. А сейчас приходят более осознанно. Им для чего-то это нужно.

— Как получилось, что у вас за театром «закрепились» несколько постоянных актёров?

— Не хочется ни с кем сравнивать, но в каждом театре есть костяк актёров. И зритель может идти не только на какие-то спектакли, но и на определённых актёров. Молодёжь приходит, но костяк остаётся. Этот костяк понимает режиссёра буквально с полуслова.

— Артур Валерьевич, какие спектакли Вы смотрите, что читаете, чем вдохновляетесь для дальнейшей работы?

— Читаю специальную литературу, учусь и просвещаюсь. В Санкт-Петербурге у меня есть любимые театры — Балтийский дом, Малый драматический, Ленсовета, спектакли Юрия Бутусова. Читаю классику, Чехова, например. Современных авторов читаю: Водолазкина, Шукшина, Фёдора Абрамова. У меня прекрасная библиотека — около 1 000 книг. Товстоногова зачитал «до дыр». Это некий пример. Я за психологический театр, против голой формы, против мата на сцене. Самое главное в театре то, что происходит между людьми. А на постановки вдохновляюсь окружающей нас жизнью.

— Известно, что вы должны были поехать на фестивали в Германию и в Минск. Что-то помешало? (свой вопрос задаю Артуру Ладысеву).

— Да, такая поездка планировалась. Из-за эпидемии коронавируса даты фестивалей «ТеатронИпе» (Минск) и «Amafest» (Германия) перенесены.

— Как вы будете праздновать свой юбилей?

— К Международному дню театра мы планировали дать театральные капустники, которые также будут приурочены и к нашему юбилею. Но в связи с текущей эпидемиологической ситуацией мы вынуждены перенести их на другое время. О новых датах будет объявлено дополнительно. Всё это скоро закончится, мы в этом уверены. И нам надо выйти из этой ситуации с честью, с человеческим достоинством. Будем рады в очень скором времени видеть вас в нашем театре.

Театр нам дал путёвку в жизнь

Мне бы хотелось дополнить интервью и вспомнить некоторых ярких людей, живших интересной театральной жизнью, служивших театру «Дети понедельника». Это и теперь уже известные телевизионные деятели Роман Монахов, Eвгений Чукаров, и многие другие. С некоторыми из них мне удалось пообщаться, и узнать о счастливом театральном прошлом.

Для Андрея Матюкова театр и сегодня — главное дело в жизни. Сортавальская самодеятельность помогла ему получить театральное образование, и сейчас он задействован в знаменитой Петербургской «Александринке».

— «Помню гастроли и сумасшедший женский дом в посёлке Мейери, где «милые пациентки» этого заведения при выходе парней на их маленькую сцену, кричали интересные слова.

Помню, как ездили с Артуром Валерьевичем на отборочную консультацию, которая мне не понравилась, и я был уверен, что не прошёл на первый тур. Артур Валерьевич Ладысев подглядывал в окно, слушал, что я там несу комиссии, он был уверен, что пройду, и я прошёл. Из основ, заложенных Артуром Валерьевичем, пригодилось умение применять свое обаяние, не стесняться зрителей. Что касается моей дальнейшей судьбы, то по окончании пятого курса мастерской В.М. Фильштинского был приглашён в Большой драматический театр, Русский театр в Риге, Александринский театр. Выбрал последний, о чём не жалею. Тружусь там с 2006 года по нынешний день.

Надежда Чалых, другая актриса и выпускница театра «Дети понедельника», также с теплотой вспоминает свою деятельность в коллективе Артура Ладысева.

— Я попала в театр благодаря удачному стечению обстоятельств — Артур Валерьевич увидел меня на школьной постановке и предложил прийти заниматься в театр.

Моему счастью не было предела. Я видела до этого несколько спектаклей «Детей понедельника» и мечтала играть на сцене, но стеснялась прийти сама. Занималась в театре один год, и могу с лёгкостью назвать это время одним из самых счастливых в моей жизни. Студия с загадочными чёрными стенами, новые театральные термины, упражнения по актёрскому мастерству и пробное чтение сценария, сидя в кружке… В каждом моменте было что-то необычное, завораживающее. На репетиции по вечерам я не шла — летела! Каждый момент проживала по-настоящему.

Самыми весёлыми были минуты после отыгранных спектаклей — наша студия превращалась в полуресторан-полуцирк. Напитки лились рекой, шутки не утихали. Отмечали мы всегда на широкую ног у.

Артур Валерьевич стал для меня символом Творчества — в ходе долгих студийных вечеров у него всегда рождалось что-то красивое. Театр же стал для меня символом жизни -где можно обратиться к глубинам себя, а потом искренне поделиться этим со зрителями на сцене.

Профессиональной актрисой я не стала, но, безусловно, в любой деятельности (и в жизни, наверно, тоже) использую навыки актерской работы. Искусством слова, навыками презентации мы пользуемся повседневно. Моя любимая часть работы — это выступления перед клиентами. Уметь наладить контакт, завладеть вниманием аудитории, донести мысль, убедить — всё это театр. И я благодарна, что все такие умения продолжают жить со мной — так же, как живут воспоминания о моём театральном опыте.

***
фото: Юношеская студия.;;

0

Оставить комментарий

Похожие записи: