Главная / Дела и люди / Чем живёт ЦДТ в эпоху пандемии?

Чем живёт ЦДТ в эпоху пандемии?

Поговорили для вас с директором МБУ ДО «Лахденпохский Центр детского творчества» Анной Григорьевной Величко о жизни центра в эпоху ограничений и пандемии. Возможна ли жизнь вообще в учреждениях дополнительного образования, когда всё везде ограничено, закрыто и под запретом? Не говоря уже о концертах, которые запрещены. Как обучаться, например, той же хореографии дистанционно? И что сегодня происходит в центре и с центром?

— Я стала директором этого учреждения в августе прошлого года. Уже год работы позади. Центр — это большой дом, поддержание работы которого требует от директора не только педагогических способностей, но и навыков хозяйственника. Огромная благодарность Галине Ивановне Трубициной за проведённые в последние годы ремонты. Благодаря этой работе здание в целом находится в весьма неплохом состоянии за исключением нескольких моментов. К сожалению, давно так заведено, что поддержка работы учреждений начинается и заканчивается, как правило, на коммуналке. Все остальные расходы — за свой счёт. Мы познали глубину этих расходов, как только началась пандемия. Обеспечение средствами для проведения санитарно-эпидемиологических мероприятий за счёт помощи из вышестоящих бюджетов прошло только для общеобразовательных школ. Дополнительное образование никаких средств на эти цели не видело. Всё исключительно из своего кармана. А тем временем сначала присылают требования по обеспечению безопасности образовательного процесса, которые мы должны исполнить, а вслед за ними — грозятся провести проверки исполнения. Где руководитель возьмёт деньги — никого не волнует. Но санитайзеры купи, ионизаторы купи, обеззараживатели купи. Всё это должно быть в учреждении. За невыполнение — огромные штрафы и другие наказания. Слов много, а помощи никакой. Всё — сами.

— Второй раз за календарный год многих отправили на дистант. Что это значит для ЦДТ?

— К дистанционному обучению мы не готовы. Это не только центра касается. Я, как мать, скажу, что и школы не подготовлены к этому. И дело не в людях, а в не готовой инфраструктуре. У нас нет достаточного количества техники, у нас нитевидные каналы интернета, который не везде даже есть.

Одно дело — соц.сети почитать и другое — смотреть видео. Это совершенно другие расходы и требования к оборудованию. Наш центр выглядит в этом плане хорошо. У нас есть проводной интернет и другие технические возможности. Мы можем выдавать учебные материалы для учеников, находящихся на дистанте. А вот все ли из них могут их принимать и усваивать? Это, прежде всего, технический вопрос. Жалко школьных учителей. Eсли весной они давали уроки в конференциях, а школьники лишь делали домашние задания, то теперь на плечах учителей полностью лежит процесс дистанционного образования. Сначала надо сформировать материалы, потом загрузить их в различные сети, проверить домашнюю работу, выставить оценки. И всё это — исключительно на дистанции. Это ужасно. Но это хотя бы понятно, и как-то можно в голове уложить.

Но я не понимаю, как можно учить творчеству дистанционно? Танцам, хореографии, театральным или художественным вещам? Тут все методики строятся исключительно на живом контакте ученика и преподавателя. Я не представляю, чему можно научить через камеру? Да, пока у нас есть возможность проводить индивидуальные очные занятия с преподавателем. Но если группа набрана 10 или 15 человек, то теперь это будет не одно занятие, а 10 или 15. Не всегда даже временные ресурсы есть для этого.

— То есть, кроме требований нужно ещё и условия создавать, чтобы эти требования выполнять?

— В принципе, уже весной было понятно, что осенью наверняка ситуация повторится, причём в худшем варианте, поскольку осень — это пора ежегодных сезонных простудных заболеваний. А сейчас она ещё и осложнена этой заморской напастью. Можно было бы за лето подготовиться заранее к такому варианту развития событий.

— Вижу по публикациям группы Центра, какое большое внимание вы уделяете персонифицированному подходу к образованию. Расскажите, что это за «зверь» такой?

— Хотим ли мы этого или нет, но государство ввело персональное финансирование дополнительного образования, оставив при этом только около 20% программ, финансируемых по старому принципу. Теперь большинство наших занятий — это обучающие программы, которые финансируются через федеральную систему «Навигатор» по номинальному сертификату.

Это электронная система, которая ведет полностью учет работы. Для того, чтобы она работала, необходимо исполнять ряд параметров, которые по многим причинам исполнить нам тяжело. Во-первых, это фактические ограничения. Ранее ребенок мог выбирать и свободно перемещаться между кружками и студиями. Теперь по многим занятиям стоит выбор: или — или. Выбрал одно — другим заниматься уже не можешь. Решил уйти с середины года на другие занятия — извини, но уйти придется в никуда. Необходимо еще соблюсти требования по общему охвату детей и по количеству занимающихся, то есть, чтобы группы были заполнены, а количество занимающихся детей было бы не ниже определенного процента от общего количества детей в районе. Может быть, в больших городах это и работает. Но у нас — буксует. И как лишать детей выбора? Дополнительное образование для того и существует, чтобы ребенок получал элементарные, первичные навыки, мог бы определиться для дальнейшей жизни — чем ему будет интересно заниматься. Он должен иметь возможность выбора. Но система персонифицированного финансирования дополнительного образования его фактически в этом праве выбора жестко ограничивает.

Конечно, можно было бы разработать дорожные карты, скоординировать свои усилия, заранее разобраться в системе и подготовиться. Но почему этим должен заниматься непосредственный исполнитель? Зачем нам тогда властные органы? Они сидят на своих рабочих местах, получают заработную плату, могли бы и поучаствовать непосредственно в отладке новой системы. Однако у нас всё спущено на руководство учреждений, а вышестоящие руководители готовы лишь проверять, контролировать, находить недостатки и карать. Очень мало конструктива, еще меньше — созидания.

— Как новые условия обучения воспринимают родители?

— Далеко не все осознали, в какую ситуацию мы попали, и насколько она глубока. Eсть такие родители, которые говорят: «А давайте дети будут заниматься под нашу ответственность?». Но, увы, это невозможно. Центр детского творчества — образовательное учреждение, за всё, что происходит в его стенах, отвечает руководитель.

Поэтому, как бы ни хотели родители, но вся ответственность лежит на директоре, он принимает решения, он и несёт за них ответственность.

— Вспомните ваши первые дни руководства ЦДТ. Какие остались воспоминания?

— Мне было непросто. Коллектив неизвестный с профессиональной точки зрения, немножечко отличающийся по функционалу в отличие от ДШИ. Я выросла в Школе искусств. Сначала там училась, потом пришла работать и трудилась много лет бок о бок с теми преподавателями, которые помнили меня ещё маленькой ученицей. Сейчас работники ЦДТ — это большая семья для меня. Но в ней есть чёткое разграничение между личным и рабочим. Потому что если мы будем на работе запускать какие-то личные привязанности, то никакой работы в принципе не получится.

— Сейчас вы уже понимаете, как работает ЦДТ. А есть ли понимание миссии, которую несёт для нашего общества Центр детского творчества?

— Каждая организация образования создана в первую очередь не для того, чтобы выполнить какие-то показатели, а прежде всего, чтобы заложить в головы детей определенный культурный и образовательный уровень. Образование должно воспитывать достойное будущее поколение, которое, когда вырастет, будет район поддерживать как минимум или даже (мне бы этого хотелось) — развивать. Для меня важно, чтобы наши дети оставались в районе, чтобы они сюда возвращались. Увы, в наших верхах не все это понимают. Сейчас очень моден туризм. Почему-то многие считают, что главное — это затащить на нашу территорию побольше гостей, продать им участки для строительства дач, домов. А что район с этого получает? Первое место в рейтинге? И всё? А как же наши местные жители? Им где место в этой системе? Максимум — это рабочие места обслуживающего персонала для гостей. И всё. И как-то в этой гонке мы подзабыли об образовательных организациях, сместили их с первого места куда-то на задворки, где можно отмахнуться от надоедающих неравнодушных педагогов. И когда видишь, как серьёзно в глазах некоторых руководителей снизилась роль образования, за будущее района возникает опасение. Ведь это даже не образование, а общий культурный уровень нашего будущего, тех людей, которые пойдут за нами.

— Можно ли сказать, что рано или поздно, но пандемия закончится, и всё вернется на круги своя? Что вновь в ЦДТ станет шумно, весело, ярко?

— В любом случае вернётся, потому что должен быть какой-то глоток свежего воздуха у человека. Нужен разряд, нужен выход, нужны антидепрессанты в виде музыки, живописи, танцев, театра. Это и многое другое даёт только дополнительное образование. Поэтому выберемся и из этих проблем. Но без помощи, содействия, поддержки со стороны ответственных руководителей сделать это будет гораздо сложнее.

***
фото:

0

Оставить комментарий

Похожие записи:

«Солнышку» — 60!

В тёплые майские дни, 60 лет назад, детский сад № 3 «Солнышко» открыл двери для своих первых воспитанников. Коллектив детского…

Читать Далее

Особый порядок

Постановлением Правительства Российской Федерации от 17.02.2022 № 183 «О внесении изменений в пункт 3 постановления Правительства Российской Федерации от 16…

Читать Далее