Главная / Дела и люди / Что без страданий жизнь поэта

Что без страданий жизнь поэта

Памяти Михаила Юрьевича Лермонтова

Окончание. Начало в № 45 от 17.11.2021 г.

Стихотворение «Смерть поэта» было воззванием к народу подняться за свою честь, свою гордость, свою свободу, язык и права, сердце вольное и за дивный гений своего поэта:

«Вы, жадною толпой

стоящие у трона,

Свободы, Гения и Славы палачи!

Таитесь вы под сению закона,

Пред вами суд и правда —

всё молчи!..

Но есть, есть божий суд,

наперсники разврата!

Eсть грозный судия: он ждет;

Он не доступен звону злата,

И мысли и дела он знает наперёд».

Стихи «Смерть поэта», написанные день в день убийства Пушкина, немедленно цензором Бенкендорфом замечены: «Бесстыдное вольнодумство, более чем преступное». Лермонтов был арестован и сослан на Кавказ. А в столице стихи незаконно ходили по рукам, круг читающих всё ширился: «Какой-то офицер сочинил стихи на смерть Пушкина». Лермонтов и был офицером — учился в юнкерской школе. С гениальных стихов «Смерть поэта» начиналась и ширилась слава Михаила Юрьевича, который долгие годы не печатался. При жизни вышел один сборник стихов, куда автор из 400 стихотворений включил только 26, «одно из таких вдохновенных созданий — роман «Герой нашего времени». Перечитывая его, всякий раз за внешней простотой обнаруживаешь неведомые глубины. Может быть, это и позволило Льву Толстому считать этот роман «совершенным» в художественном отношении: «Ничего, ни одной запятой нельзя ни убавить, ни прибавить. Так писал только Пушкин». В жестоком и циничном мире, в котором жил Лермонтов, где царило зло, лицемерие, насилие и обман, где обесценивались духовные и моральные ценности, крупный, неординарный характер уже выделялся сам собой. Вот почему Лермонтов назвал свой роман о таком человеке «Герой нашего времени». Он подчёркивал: «История души человеческой… едва ли не любопытнее и не полезнее истории целого народа», — Ю. Черепанов («Советская Россия», 14.10.1989).

В неотвратимый 1841 год Михаил Юрьевич в дар потомкам оставил, помимо «Валерика», «Родины» удивительные стихи: «На севере диком»,

«Последнее новоселье», «Утёс», «Нет, не тебя так пылко я люблю…», «Пророк». В начале июля поэт написал знаменитые, безнадёжно-покойные строки:

«Уж не жду от жизни ничего я,

И не жаль мне прошлого ничуть;

Я ищу свободы и покоя!

Я б хотел забыться и заснуть!»

А 13 июля — трагическое столкновение с Мартыновым, ещё через два дня, во вторник 15 числа Лермонтов убит.

«Лермонтов не хотел кровавого исхода дуэли, он верил, что старые дружеские чувства, несмотря на подтрунивание и мелкие размолвки последних дней, возьмут верх, он даже не целился в Мартынова, а поднял руку с пистолетом, чтобы выстрелить в небо. Пистолет его оказался разряженным. Мартынов же стрелял с одним-единственным намерением: убить! Было ли это намеренным убийством или взыграло болезненное самолюбие Мартынова — мы не знаем», — Ю. Черепанов.

«С дуэлью Лермонтова много неясного: участники этого трагического события путались в показаниях. В пользу того, что это было убийство, свидетельствует и такой страшный факт: раненый Лермонтов несколько часов истекал кровью под проливным дождём», — В. Соколов-Лермонтов.

А вот как о невозвратимой утрате сообщили России 30 сентября «Отечественные записки»: «…Этой жизни суждено было проблеснуть блестящим метеором, оставить после себя длинную струю света и благоухания и — исчезнуть во всей красе своей» («Советская Россия» 14.10.1989).

Михаил Юрьевич был необыкновенно одарённым: играл на скрипке и рояле, был силён в математике и шахматах, знал три языка, прекрасно рисовал — около 400 работ. «Он был предельно требователен к себе, понимая, что значит публиковать стихи в России после Пушкина. Eго поэзия носила пророческие черты. В начале XIX века (в 15 лет) он предсказал возможную революцию — «Настанет год, России чёрный год, когда царей корона упадёт», и страшную Гражданскую войну — «И пища многих будет смерть и кровь»… Предугадал в июне 1831 года поэт и свою смерть:

«Кровавая меня могила ждет,

Могила без молитв и без креста,

На диком берегу ревущих вод

И под туманным небом…»

Все юбилейные даты Лермонтова загадочным образом связаны с судьбоносными событиями для России -в 1914 году (100 лет со дня рождения поэта) началась Первая мировая война; в 1941 (100 лет со дня смерти) -Великая Отечественная война; в 1991 (150 лет со дня кончины) — развалился СССР. И вот 2014 год (200-летие поэта) — война в Донбассе и конфликт России с Западом… Вспомним слова поэта: «У России нет прошедшего, она вся в настоящем и будущем».

Лично в меня эти слова вселяют большую надежду», — потомок рода Лермонтовых, правнучатый племянник поэта Владимир Соколов-Лермонтов («АиФ», №42-2014).

«Лермонтов сам лучше всех себя объясняет: «.я отнюдь не разделяю мнения тех, которые говорят, будто жизнь есть сон; я осязательно чувствую её действительность, её привлекательную пустоту. Я никогда не мог бы отрешиться от неё настолько, чтобы искренне презирать её, потому что жизнь моя — это я сам, я, который говорит теперь с вами и который может в миг обратиться в ничто. <…> Жизнь моя — это я сам». Не обвинить ли нам гения в индивидуализме? Нет, просто Лермонтов напоминает нам об уважении к собственной душе, к собственной личности. «И если бы меня спросили: какая главная нравственная задача сегодня, я бы ответил: «Люди должны не только уважать друг друга, но и себя. Забыв понятие греха, мы постепенно начинаем забывать и самоуважение, и о воспитании личности собственной, а без этого вряд ли можно достичь каких-нибудь успехов», — А. Максимов («Комсомольская правда», 06.10.1989).

«Я всегда думал, что наш величайший поэт был Пушкин, — признавался на склоне лет Бунин. — Нет, это был Лермонтов. Просто представить себе нельзя, до какой высоты этот человек поднялся бы, если бы не погиб двадцати семи лет», — Ю. Черепанов («Советская Россия», 11.10.1989).

«А вот Пушкин… хоть многого, может быть, и не знал, но у него был совершенно непогрешимый инстинкт, какое-то чудовищное, небывалое чутьё. Зато Лермонтов уже знал всё. Ведь это какое-то необъяснимое чудо, чтобы в двадцать семь лет так всё знать», — И.А. Бунин, — из воспоминаний А. Бахраха («Советская Россия», 19.10.1990).

«Eсли есть чудо в русской литературе, то это Лермонтов. Точит виновность какая-то: не уберегли поэта! Ну не мы, так наши предки не уберегли: гений даётся нам на вечные времена. И спрос со всех. А Лермонтова убили, когда ему не сравнялось двадцати семи. Пушкин — вечная печаль. Лермонтов — незаживающая открытая рана», — Л. Обухова, автор книги о Лермонтове «Избранник».

***
фото:

0

Оставить комментарий

Похожие записи: